Коттедж дом усадьба веранда
Коттедж

Архитектор и Заказчик объекта

 

 

Создавать качественную архитектуру самим архитекторам, по моему мнению, ничего не мешает. Либо человек на это способен, либо нет. Талантливых архитекторов в нашей стране, слава Богу, хватает и красиво нарисованных на бумаге проектов довольно много. Вместе с тем очень важно, чтобы на стадии проектирования была детально разработана рабочая документация, которая позволит строителям точно и качественно реализовать творческую идею. Процесс реализации проекта во многом зависит от финансовой воли заказчика. Здесь могут быть случаи самовольной замены проектных решений в связи с изменением технологии или одних материалов на другие по причине экономии. Мнение архитектора в таких ситуациях не всегда учитывается. Во время строительства отдельные комплектующие материалы подрядчик поставляет и использует на объекте самостоятельно, и архитектор не может контролировать их качество. Бывают и случаи откровенного обмана. Поэтому приходится полагаться на ответственность подрядчика, его профессионализм и порядочность, а также на предоставляемые им гарантийные обязательства.

Самопроизвольное удешевление ни к чему хорошему не приведет. Если нарушаются технологии, то рано или поздно это обязательно проявится. На одном из объектов подрядчик сэкономил и заменил крепежные изделия для монтажа навесных фасадных панелей. Вместо тех, которые рекомендовал поставщик, он использовал другие, более дешевые. Качество облицовки получилось сомнительным. Дом пока стоит, но что с ним будет дальше? Существуют законы о защите авторских прав архитектора, ими при необходимости можно воспользоваться, но до судебных разбирательств обычно дело не доходит. Что касается методов, с помощью которых приходится убеждать заказчика, то это одна из составляющих профессии архитектора. Автор проекта должен не только уметь рисовать хорошие дома, но и знать, как работать с людьми, от воли которых зависит реализация объекта. Для этого используется и личное обаяние, и знание психологии, и собственный авторитет. В крайнем случае, что бывает крайне редко, может подействовать угроза: «А я не подпишу Вам акт госкомиссии. Не хотите по-хорошему, будем действовать по-плохому!» Такое право у автора проекта есть.

От личности конкретного заказчика также зависит качество архитектуры. Но частное, субъективное отношение к архитектуре не связано с принадлежностью клиента к муниципальным, частным или корпоративным структурам. Общество просто должно быть законопослушным и выполнять те правила, которые определены законом. Ничего нового не надо изобретать. Все остальное продиктует рынок. У потребителей в массовом порядке должен возникнуть спрос только на хорошее качество. Это произойдет естественным путем. Качественная архитектура изначально начинается с проекта и с квалификации архитектора. К сожалению, у нас есть определенный перекос в действующей системе архитектурного образования, где упор делается на образность, на вкус, на творческую идею. При этом отсутствует знание строительных технологий, материалов, нормативов проектирования. По этой причине в России пока не достигли уровня современной европейской и, в целом, мировой архитектурной культуры, но, благодаря доступности информации, начинаем быстро к нему приближаться.

Можно сравнить здания, которые у нас строили 15 лет назад, и те, что появляются сейчас. Разница ощутима. В объектах ведущих московских бюро уже сегодня можно увидеть сочетание сильного творческого начала и профессионального знания конструкций, технологий, материалов. На Западе много прекрасных, технически грамотных проектировщиков, но творческая составляющая у основной массы архитекторов там слабее. На реализацию творческого потенциала архитектора в нашей российской практике в определенной степени пока еще влияет административное давление. Существует некая условная пирамида административных структур, которая вмешивается в процесс создания образа объектов. Однако постепенно ситуация меняется к лучшему, и такое случается все реже. В целом повышается и авторитет архитектора в обществе. Но вместе с тем существует и авторитарный консерватизм в лице некоторых именитых архитектурных персон. Сами авторы и их идеи морально устарели и остались где-то в 70-х, 80-х годах, современные стилевые тенденции не учитываются, технологии не используются.

Современная русская бизнес-элита сейчас довольно быстро перестраивается. Одно время был некий вакуум, и в представлениях этих людей о красоте царила безвкусица. Но теперь уже другое время. Преуспевающие дамы и господа уже многое повидали и стали воспитанными, на них можно влиять, убеждать. Они поддаются воздействию моды, понимают дизайн, появляется чувство хорошего вкуса. Конечно, есть еще и консервативно настроенные клиенты. Но практика показывает, что они и в своем бизнесе могут потерять, если вовремя не перестроятся на прогрессивный лад. Все взаимосвязано современное архитектурное мышление и современный бизнес. Одно влияет на другое и наоборот. В отличие от Америки и Европы, мы не подвержены каким-либо стереотипам в стилевых решениях. Исторически у нас существует «мешанина» из различных архитектурных стилей. Конечно, сталинский ампир оставил определенный след в пристрастиях некоторых наших граждан к классике как к проявлению роскоши. Давление заказчика всегда существовало, и оно останется, но архитектор все-таки имеет степень свободы для своего творчества.

Относительно качества реализации объектов в интерьерных и отделочных работах уже много сильных профессиональных команд. Но все это небольшие объемы, и, как правило, интерьеры делаются заказчиком для себя, а не на продажу. Капитальное строительство пока отражает высокую сбытовую конъюнктуру и потребительский бум в сфере недвижимости. Продается практически все, что строится. Хотя уровень организации работ на многих стройках у нас почти ничем не отличается от западного. В целом качество будет улучшаться постепенно, вместе с ростом взыскательности потребителей. Этот процесс уже происходит. В настоящее время качество отечественной архитектуры пока никто публично не обсуждает и серьезно не оценивает. К этой проблеме мы только подходим. Достойный уровень реализации проектов пока достигается только в интерьерах и некоторых частных домах, но не в капитальном строительстве. Тот вид, в котором проекты представлены на выставках или публикуются в прессе, не позволяет судить об их истинном строительном качестве.

Обычно этот вопрос умалчивается. Обсуждаются эстетические достоинства, может быть, графика подачи проекта, композиция и тому подобное. А, вместе с тем, причины некоторых дефектов, которые позже могут проявиться, закладываются еще на стадии проектирования. Любой здравомыслящий архитектор должен заранее предполагать и учитывать, какими средствами объект будет реализовываться. Теоретически может быть поставлена и успешно выполнена задача хорошего исполнения «дешевого» здания, если заранее известно, что его будут строить минимальными средствами и силами малоквалифицированных рабочих. Но если архитектор неправильно оценивает ситуацию и закладывает в проект изысканные детали, зная, что никто их качественно делать не будет, то он совершает профессиональную ошибку. Не надо потом обижаться и во всем винить строителей.

Предвидение - это часть обязанностей архитектора, он должен реально учитывать все обстоятельства и тогда уже предлагать свои решения. К сожалению, ни законодательно, ни в контракте с архитектором не записана его ответственность за выбор технологий и комплектацию объекта. Эти полномочия ему не поручают, в лучшем случае предоставляют право рекомендательного голоса. Такая ситуация означает, что в ходе строительства любое из принятых другими людьми решений может в итоге привести к потере параметров качества. С юридической точки зрения эта безответственность является досадной реальностью и нашему обществу приносит только вред. Усиление прав и, конечно, обязанностей архитектора - одна из важнейших задач на ближайшее время. Одновременно должна быть решена проблема низкой стоимости проектирования и снижения количества ненужных согласований, а также наличия самих разрешающих структур.